Текст

Цвет

Изображения

Обычная версия


Пять особенностей нового подхода к аудиту эффективности

В феврале Коллегия Счетной палаты РФ утвердила новую редакцию стандарта внешнего государственного аудита (контроля) СГА 104 «Аудит эффективности». Об основных новациях рассказал референт Департамента исследований и методологии Игорь Яременко в статье для журнала "Финконтроль".

1. Эффективность трактуется прежде всего как соотношение между достигнутыми результатами и затраченными на их достижение федеральными и иными ресурсами, отражающее экономность и (или) результативность использования последних.

В настоящее время «эффективность» в различных источниках (в СМИ, некоторых официальных документах) трактуется по-разному, в том числе и как просто получение запланированного результата. Результат получен — деятельность эффективная, нет — неэффективная. Вместе с тем любая деятельность предполагает использование ресурсов. И хозяйствующие субъекты (объекты аудита), осуществляющие такую деятельность и использующие совершенно разный объем ресурсов, могут достигать (или не достигать) аналогичных (идентичных) результатов. Всегда следует учитывать возможности объектов аудита в части располагаемых ресурсов и качество управления ресурсами. Именно в сопоставлении полученных результатов и затрачиваемых ресурсов (сравнении схожей деятельности в сопоставимых организациях, сравнении одного процесса с этим же процессом на более ранней стадии и т. п.) заключается сущность эффективности и непосредственно аудита эффективности.

2. Результаты разделены на непосредственные и конечные.

С точки зрения аудита эффективности важно не только получение конкретных продуктов, формируемых вследствие деятельности объектов аудита (непосредственные результаты), но и совокупность значимых изменений, возникающих у выгодоприобретателей после использования таких продуктов (конечные результаты).

3. Уточнена трактовка термина «федеральные и иные ресурсы».

Под федеральными и иными ресурсами следует понимать не только средства федерального бюджета, бюджетов государственных внебюджетных фондов РФ, федеральную собственность, но также и иные финансовые и имущественные средства и взаимосвязанные с ними трудовые, временные и другие ресурсы, используемые объектами аудита для достижения непосредственных, конечных результатов. Такое определение позволяет рассматривать в качестве ресурсов не только средства бюджетов бюджетной системы РФ, но и другие ресурсы — имущество, трудовые ресурсы, время как ресурс, — в которые «трансформируется» наиболее ликвидный, денежный ресурс.

Введенная терминология согласуется с нормами закона о Счетной палате и соответствует зарубежной методологии. Например, в соответствии с Руководством Европейской Счетной палаты под ресурсами понимаются «финансовые, трудовые и материальные ресурсы, мобилизуемые для осуществления того или иного воздействия (Performance Audit Manual, European Court of Auditors)».

Одним из самых важных моментов при проведении аудита эффективности является именно определение используемых ресурсов и достигаемых результатов (и для первых, и для вторых — определение как плановых, так и фактических значений). Следует еще раз подчеркнуть, что любая деятельность предполагает использование ресурсов в широком смысле, и аудит эффективности такой деятельности направлен на оценку соотношения ресурсов и результатов. Так, при отсутствии достаточной ясности в используемых ресурсах в рамках деятельности объекта аудита следует говорить не об аудите эффективности (оценке, проверке эффективности), а только об аудите результатов, сознательно оставляя в стороне ресурсную составляющую.

4. Определена необходимость оценки эффективности отдельных этапов, процессов по преобразованию ресурсов в результаты исключительно в рамках аудита эффективности.

В законодательстве, литературе достаточно часто используются различные понятия, например такие, как «эффективность планирования», «эффективность распределения», «эффективность управления», «эффективность распоряжения». При этом имеет место самостоятельное использование такой терминологии, в отрыве от достигнутых результатов и использованных ресурсов.

Аудиту эффективности должны подвергаться все действия (и даже бездействие) объектов аудита в отношении ресурсов — от планирования, распределения, управления ими и вплоть до получения того или иного результата. В таком представлении вывод о неэффективности планирования, неэффективности распределения и т. п. может быть сделан только в рамках общего вывода об эффективности деятельности (как причины общей неэффективности деятельности). Следует иметь в виду, что аудит эффективности проводится в форме последующего аудита (ex-post аудит). Говорить об эффективности в любом контексте можно только тогда, когда можно увидеть результат использования ресурсов (или его отсутствие).

5. Определены базовые критерии аудита эффективности и отдельные процедуры, осуществляемые в рамках аудита эффективности и связанные с «тестированием» по таким критериям.

Базовыми критериями являются обобщенные критерии, наличие которых необходимо, но которые в зависимости от специфики сферы деятельности объекта аудита подлежат уточнению (модификации).

Стандарт определяет следующие базовые критерии:

  • запланированные результаты достигнуты (критерий 1);

  • использование ресурсов не превышает первоначально запланированный объем (критерий 2);

  • возможность добиться лучших результатов за счет использованных ресурсов или аналогичных ресурсов отсутствует (результативность, критерий 3А) и (или) возможность использования меньшего (чем использовано) ресурса для достижения полученного результата отсутствует (экономность, критерий 3Б);

  • необходимость дополнительных ресурсов для достижения запланированных или лучших результатов отсутствует (критерий 4).

Источник: Журнал Финконтроль № 2 2021 года